Сейчас на сайте 72 человека. Партнерам
МотоКот 50
Московская оконница

20-30-е годы в истории нашей страны – одна из ярких и противоречивых эпох, которая никого не оставляет равнодушным, ни историков, ни государственных деятелей, ни обычных людей, далеких от научных дискуссий и высоких государственных проблем. К счастью, в прошлом остались времена, когда необходимо было только восхищаться этой страницей истории нашей Родины. Канул в небытие и период, когда общество покрывало черной краской эпоху строительства первого в мире государства рабочих и крестьян. Пришло время взвешенных оценок, анализа итогов и уроков, когда исследователь может объективно оценить и достижения этой, бесспорно, героической и пафосной эпохи, и глубину трагедии общества и государства.

Советские исследователи первых пятилеток, как правило, сосредотачивались на достаточно узком круге тем, связанных с развитием экономики. Огромное количество монографий, научных статей посвящены созданию гигантов советской промышленности Днепрогэса, Сталинградского тракторного завода, Магнитогорского металлургического комбината, московского метро. Но за бортом оставался широчайший спектр тем, посвященных жизни создателей отечественной промышленности. Мы мало знаем о повседневной жизни безымянных героев первых пятилеток, в каких условиях они жили, как питались, какую одежду носили, как отдыхали, где и как учились. Исследование этого бытового пласта позволит глубже понять советскую эпоху 20-30-х годов, ее пафос, героизм и трагедию.

Появление нового города на карте СССР в 20-30-е гг. ХХ века не было исключительным событием. Лишь за первую пятилетку возле баз сырья возникло множество новых городов: Магнитогорск, Сталинск, Прокопьевск, Березники, Большое Запорожье, Караганда, Красноуральск, Бобрики, Хибиногорск, Кемерово, Игарка, Дзержинск, Асбест и другие. В создании городов первых пятилеток причудливым образом сочетались эстетические идеалы формирующегося советского общества, социально-культурные установки первого государства рабочих и крестьян, потребности больших масс людей, перенесенных революционной волной из деревни в город.

В связи с этим представляется интересным исследовать вопросы возникновения и развития города Воскресенска Московской области, появившегося благодаря строительству крупных промышленных предприятий, химического комбината и цементных заводов «Гигант» и «Красный строитель».

В 1928 году Всесоюзный Совет народного хозяйства принял решение о создании Воскресенского промышленного узла, в который входили бы предприятия химической промышленности и строительных материалов. Сырьевой базой должны были служить значительные местные запасы известняков и фосфоритов. Согласно этому решению в том же году началось строительство Воскресенского химического комбината. Центром будущего города становится поселок Воскресенск, возникший рядом с одноименной станцией Московско-Рязанской железной дороги, приблизительно в 90 км от Москвы. 14 июля 1938 года президиум ВЦИК постановил преобразовать рабочий поселок Воскресенский в город. Тогда-то и появился на карте Московской области новый город Воскресенск, который по праву можно назвать «городом первых пятилеток». На 1938 год в черту города входили поселки Кривякино, Воскресенск, поселок и деревня Неверово, поселки Мостостроя и Мособхода, барачная площадь химкомбината и жилые дома вагоно-ремонтного пункта.

Возникновение в Московской области новых городов и развитие старых не было хаотичным. Еще в 1918 г. профессором Б. В. Сакулиным был намечен план экономического развития Москвы и Подмосковья. Предполагалось, что в экономический район войдет Москва и ее города-спутники, разделенные на три концентра. В первый ближний круг должны были войти такие города, как Люберцы, Бронницы, Подольск. Второй концентр проходил бы через Орехово-Зуево, Коломну, Можайск. В третий круг вошли бы Рязань, Тула, Ржев, Тверь. Их связь с центральным городом обеспечивалась не только радиальными, но и кольцевыми магистралями. В связи с этим на всех концентрах расположения городов предусматривалось строительство новых железнодорожных магистралей и электрифицированных шоссе. В экономическом районе Большой Москвы, определяемом границами второго концентра, должна была разместиться промышленность, сеть городов-садов и обширный зеленый пояс.

В 1918 году осуществление подобных планов было невозможно. Но вскоре после окончания гражданской войны планы развития Московской области начинают становиться реальностью. Профессор С. С. Шестаков в 1925 выдвигает идею «Большой Москвы» с системой городов-спутников, имея в виду уже не только пригороды, но и всю губернию. Уездные города образуют вместе с Москвой единый экономический район. По этому замыслу Москву предстояло превратить в крупнейший город мира с населением в 4 млн. человек.

По отношению к самой Москве города-спутники должны были стать дополнительными разгрузочными центрами, оттягивающими на себя часть рабочего населения. Поэтому они мыслятся не как сателлиты-спальни типа английских «городов-садов», а вполне самостоятельные промышленные центры. Планом намечено было создать 26 таких спутников на базе прежних уездных городов Московской губернии: первое кольцо — в 40—80 км и второе еще дальше — в 90—120 км от Москвы. Сюда попали Егорьевск, Ко¬ломна, Кашира, Серпухов, Можайск, Руза, Волоколамск, Клин, Дмитров, Богородск, Подольск и другие города, где была уже какая-то основа для развития промышленности.

В 1929 г. бывшая Московская губерния получила статус области и свой перспективный народнохозяйственный план, в осуществление которого гармонично вписывалось появление на ее территории нового города Воскресенска.
 Пафос преобразования, «отречения от старого мира», уверенность в том, что все создающееся сейчас не просто хорошо, а прекрасно передано в журнале «Строитель».

«После Октябрьской революции советские геологи обнаружили недалеко от Воскресенска огромные залежи фосфоритной руды. И в 1929 г. на пустынную станцию непрерывным потоком потянулись огромные составы вагонов и платформ с лесом, камнем, кирпичом, цементом. С Москвы-реки … двинулись караваны подвод с гравием, песком, глиной. В поле, недалеко от железной дороги, … началось строительство мирового химического гиганта – завода минеральных удобрений и серной кислоты. В течение нескольких месяцев на строительной площадке вырос барачный городок с количеством жителей, раз в десять больше, чем их было в пристанционном поселке. Сам поселок стал быстро застраиваться и расширяться. Тишина захолустья нарушалась. Станция оживилась. Появились люди с энергичными, озабоченными лицами, часто повторяющие непонятные местным жителям слова: апатит, концентрат, суперфосфат, преципитат».

На снимке представлены рабочие бараки.

Одновременно с барачными поселками строителей Химкомбината появились рабочие поселки строителей цементного завода «Гигант» и завода «Красный строитель».

Наиболее полным на данный момент источником информации о повседневной жизни рабочих являются страницы местных газет. Девять изданий освещали промышленную жизнь будущего Воскресенского района. Читая их, понимаешь, что стихи В. В. Маяковского о рабочих Кузнецкстроя и их тяжелой жизни не авторское преувеличение, а суровая реальность. Вот что писала газета «За темпы» (старейшее издание Воскресенского района, ныне газета «Наше слово») в 1931 году:
«600 человек рабочих химкомбината, поселенных в общежитие при фабрике «9 января» живут в отвратительных антисанитарных условиях. В бочках с водой, приготовленных для клуба, плавает строительный мусор. На полу, чтобы не увязнуть в грязи, настланы деревянные щиты».

Фрагмент из газеты "Новостройка" за 14.11.31.

В рабочем поселке Цемгигант «подготовка к зиме идет плохо. Бараки не утеплены, на строительстве около 500 работников живут в фанерных летних домиках, об их утеплении никто не думает. Через строительство невозможно проехать. За последнее время невозможно ходить, все тонет в грязи». 

«Вновь выстроенный рабочий поселок цемзавода «Красный строитель» плохо благоустроен. Рабочим приходится использовать свои квартиры под сараи для дров, спасая их от расхищения. Забыли построить дровяные сараи. Проходя мимо дров, поневоле приходится затыкать нос от зловония уборных». 

«За последние 3 года на госцемзаводе «Красный Строитель» вырос большой рабочий поселок и столовая, 15 домов и общежитие. Сейчас в поселке живет около 400 рабочих семей. В домах часто не бывает воды, в квартирах вонь от уборных. Редкая квартира не имеет клопов и тараканов. К 12 годовщине Октября днем и ночью строили водонапорную башню, которая стоит 2 года незаконченной. Ее нельзя пустить, так как насос маломощный и не может подавать воду на такую высоту. Фильтровальная станция тоже маломощная. Дорога от поселка до завода разрушена и почти не освещена. В домах бетонные погреба, но воду из них не откачали, хотя грядут холода. Запасы продуктов приходится хранить в квартирах». 

Рабочие не мирились с подобной ситуацией. Местная пресса сохранила для нас доказательства попыток улучшения быта, правда попытки были не всегда успешными. По инициативе ячейки ВЛКСМ Химкомбината летом 1931 организована производственно-бытовая коммуна из 15 человек (13 комсомольцев и 2 беспартийных). Коммуна просуществовала полгода и развалилась в конце декабря. 

В 1934 году начинается борьба за благоустройство рабочих поселков. Газета «Красный строитель» 20 июля 1934 вышла под громким заголовком «Прекратить болтовню о благоустройстве. Выполнить решения пленума райисполкома». Месяцем раньше в газете «За темпы» появляется подборка статей под схожим заглавием «По примеру калининцев развернем борьбу за благоустроенную культуру города».

Летом 1934 года в летнем театре парка культуры и отдыха собрался расширенный пленум райисполкома райпрофсовета, поссовета, фабзавкомов предприятий районов совместно с ударниками предприятий. Постановление расширенного пленума звучало грозно: «Провести тротуары. Штакетником огородить палисадники, посадить деревья, разбить клумбы, сквер, убрать помойки и уборные».  Результат этих усилий был неутешительный. Как писал неизвестный рабкор: «В районе все работы по благоустройству поселков производятся силами общественности. Народу много, работают хорошо, но нет общей организации. Иногда работа проходит формально: летом ни клумб, ни цветов, штакетники уже стали растаскивать, тротуаров нет». 

В Воскресенске в начале 30-х годов ХХ века складывается типичная для первых пятилеток ситуация. Строительство городов начиналось с промышленных предприятий. Заводы и фабрики быстро обрастали временными барачными поселками. Бытовые условия жизни рабочих волновали руководителей постольку поскольку. Большинство вопросов по улучшению быта решаются не по инициативе властей, а по инициативе общественности. Финансирование практически отсутствовало.

Еще одной проблемой стала планировка рабочих поселков и будущего города. Власть сосредотачивала все внимание на строительстве промышленных объектов и не была озабочена проблемой градостроительства. Хотя этому вопросу уделяли внимание, как ученые, так и местная общественность.

В 1931 году в местной печати появлялись высказывания о необходимости создания генерального плана застройки еще не существующего города. Некто И. П. Сардоновский со страниц газеты «За темпы» восклицает: «К числу препятствий, которые сильно затормозят жилищное и культурно-бытовое строительство, относится отсутствие заранее разработанного проекта планировки для вновь возникающего индустриального центра».  Ему вторит буквально через две недели Уткин, предлагающий расположить будущий город между Химкомбинатом и Цемзаводом. Автор называет ряд причин в пользу данного выбора: «Близко от заводов; на берегу Москвы-реки; возвышенность; вредные газы остаются внизу; экономия средств».   В 1935 году, когда население Воскресенска возрастает до 20 тысяч, «жилищное строительство проходит без всякого плана и в поселке Кривякино сейчас из-за этой бесплановости нельзя сделать улицы, нельзя строить канализацию, водопровод».

В научных кругах в конце 20-х – начале  30-х годов также шли жаркие споры о том, каким должен быть город социалистического настоящего и коммунистического будущего.

Дискуссии разворачивались между урбанистами и дезурбанистами. Урбанисты – сторонники создания больших городов, состоящих из громадных домов. Ле-Корбюзье, лидер урбанистов, предлагает строить дома не на фундаментах, а опирать их на колонны так, чтобы дом не соприкасался с землей. Под дома архитектор предлагает перенести все движение транспорта, сохраняя улицы только для пешеходов. Дезурбанисты предлагали вообще упразднить города. Так, советский дезурбанист М. Гинзбург предлагал покрыть страну сетью дорог (железнодорожных, автомобильных). В местах скрещивания дорог создаются различные промышленные предприятия. Вдоль дорог, на некотором расстоянии от них, расположены жилища тех, кто занят на соседних предприятиях. В парковой зоне, окаймляющей с обеих сторон магистраль и отделяющей от нее жилую зону, расположена сеть учреждений общественного пользования (почта, библиотека, детские учреждения, столовая). Правда, советских дезурбанистов беспокоило то, что небольшие жилища будут способствовать сохранению индивидуального хозяйства.

На встречах советских архитекторов дебатировался вопрос, каким должен быть советский город. Одно было ясно, новый город ни в чем не будет походить на старый.

«Многое, что характеризует старый город, умрет. Я имею в виду рынки, базары. Не нужны будут магазины, так как исходной ячейкой станет не дом старого стиля, а комбинат. А это значит, что исчезнут сараи, погреба, забота о заготовке и хранении продуктов. Если в старом городе в центре находилась рыночная площадь, церковь, биржа, то в социалистическом городе в центре должен быть труд, то есть производство. Предприятия должны быть не на окраине, а в центре».

Вот еще одна схема города социализма. «Вот проходит железнодорожная линия. По одну сторону, последовательно располагаются кварталы индустриального города, по другую, в зеленом поясе проведены улицы и в них жилищные блоки и кварталы школ. Между ними площадки для игр. Большие улицы перекрещиваются в большие площади, которые могут быть превращены в несколько центров для общественных зданий. Здесь будут собираться большие группы людей. У нас массовые собрания играют большую роль и в новом городе нужны места для проведения демонстраций, празднеств. Таких площадей нужно иметь несколько».

Нельзя сказать, что эти проекты совсем не реализовывались на практике. В Воскресенске пытались построить не много ни мало социалистический город и даже не один. Об этом писала газета «За темпы». «В целях разрешения жилищно-коммунального вопроса на второе пятилетие запроектировано строительство соц.-города на площадке села Кривякино с примерным население к концу пятилетки в 30 тысяч человек. Город будет обслуживать Восхимкомбинат, цемзавод «Гигант», цемзавод «Красный Строитель», фабрику «9 января», железнодорожный узел и районные учреждения. Размер жилищной площади города из расчета 7 кв.м на человека. Население должно быть обеспечено центральным водоснабжением, канализацией, автобусом и коммунальными услугами».  С соцгородом в селе Кривякино что-то не сложилось. Но в 1938 году уже у цементного завода «Гигант» появляется подобный соцгород. Судя по сообщению корреспондента строительство ведется несколько лет и еще не закончено. Соцгород представлял собой несколько домов, на 75 квартир, 36, 16-комнатный дом и два дома для инженерно-технических работников по восемь квартир каждый. Дома объединены в один блок, рядом с которым расположены детские ясли. Вокруг домов хвойный лес.  Предполагалось, что в соцгороде Цемгиганта будет построено еще восемь домов для инженеров и техников, но планы так и не удалось воплотить в жизнь. В 1940 году был утвержден генеральный план города Воскресенска, который объединял разрозненные рабочие поселки.

Основной задачей властей является строительство и развитие промышленных объектов, поэтому дома в будущем Воскресенске строились медленно. Последние бараки исчезнут к концу 60-х годов ХХ века. Тем не менее, Воскресенск может похвастаться образцами советской архитектуры конца 20-х – 30-х годов.

Советским зодчим конца 20-х - начала 30-х годов идеал жилища виделся в доме-коммуне, лишенном индивидуального хозяйства. Знаменитый советский архитектор М. Гинзбург предлагал такую модель жилища пролетария. «Жилплощадь 12,5 кв.м, общая площадь – 16 кв.м, с внешней кубатурой – 65 куб.м. В ее состав входят: собственно жилая часть, тамбур с вешалкой, теплая уборная, душевая кабина с умывальником. Эта жилплощадь может быть рассчитана на одного человека, но при желании она может быть использована и двумя. Основой конструкции являются щиты, изготавливаемые из местных материалов (деревянные планки, стружки, опилки, соломит, камышит). Общей водопроводной сети нет, вода развозится на автомобилях и накачивается в двухсуточные баки. Канализации нет, особая система уборных приспособлена для компостирования нечистот. Отопление электричеством и печами».

Стандартный дом по улице Советская.

Массовый размах коттеджного строительства в Подмосковье потребовал типизации решений, сборности конструкций, изы¬скания дешевых и доступных строительных материалов. В 20-е годы для городов Подмосковья и сельских мест были разработаны каркасно-щитовые дома; для стен стали применять облегченные пустотелые блоки, глинобитные конструкции, шлакобетон, термолит, торф, и другие материалы на базе местной строительной промышленности.

Представление о коттеджном строительстве тех лет могут дать сохранившиеся до наших дней дома вдоль улицы Железнодорожной. До сегодняшнего дня старожилы называют эти дома «стандартными».

Первые многоэтажные дома появляются в Воскресенске в начале 30-х годов. Это были трех и четырехэтажные дома, к 1931 году их было всего пять. 15 марта 1932 в газете «За темпы» появляется фотография первого, еще не достроенного пятиэтажного дома Химкомбината. Строительство домов шло медленно, надрывно, с постоянными нарушениями проектов, о чем сообщала местная пресса.

«На третьем участке Восхимстроймонажа (пос. Кривякино) д. №8 строится вредительски. Двери делают очень узкими, а окна уборных выведены на центральную улицу». 17 октября 1937. «Коммунист».

«Жилищное строительство на цемзаводе «Гигант» срывается из-за отсутствия стройматериалов. Стройматериалов поступает достаточно, но во время разгрузки побили 75 тысяч кирпичей, а 15% кирпича превратили в щебень. 4 вагона алебастра выгрузили на негашеную известь, алебастр испортился. К ответственности никого не привлекли». 3 октября 1937. «Коммунист».

«На стройке дома №2  работают 5 человек, стройка дома №3 приостановлена, так как нет средств, такое же положение с домом №6. Постройка домов начата в 1932 году». 18 августа 1934. «Красный строитель».

«На Красном Строителе не закончен трехэтажный бетонированный дом и гостиница». 17 октября 1937. «Коммунист».

По-видимому, чтобы ускорить жилищное строительство, в Воскресенск в 1938 году приезжает стахановец Самарин для передачи опыта кирпичной кладки. До внедрения самаринского опыта за смену укладывали 1-1,5 тысячи кирпичей, а после 3-5 тысяч. Результатом строительных работ стал комплекс многоэтажных домов в районе нынешней улицы Октябрьская.
Первые многоэтажные дома Воскресенска построены в конструктивистском стиле, самом дешевом и простом.

Утилитарность, целесообразность, простота оставались и в конце 20-х — начале 30-х годов определяющими принципами новой эстетики рабочего жилища, что диктовалось, не только модой, но и экономическими требованиями.
Повторяющиеся стандартные секции определяли крайне простые планировочно-композиционные решения домов — протяжен¬ным блоком или иногда соединенных под прямым углом. Для ритмического и пластического обогащения фасадов использовали выступы и отступы наружных стен, такие элементы, как балконы и лоджии. Основным строительным материалом был кирпич, ко¬торый применяли в наружной отделке домов как цветофактуру, иногда отдельные участки фасада штукатурили. Наружную кирпичную кладку в связи с этим выполняли довольно тщательно с расшивкой швов. В тех же целях в ряде мест применяли сочетание красного и белого кирпича, что давало определенный эффект.

Украшением фасадов домов служили и такие конструктивные элементы, как ограждения балконов — их графичные решетки, вы¬крашенные в черный цвет, или серые плоскости глухих парапетов. Основные конструктивные членения и соразмерные пропорции по¬зволяли придать законченный характер композиции фасадов. Под влиянием архитектоники нового материала — железобетона — эстетизировались глухие поверхности стен, темными полосами краснокирпичной   кладки  на  уровне  окон  подчеркивалась  ленточная структура фасадов.

Рабочие поселки, из которых впоследствии возникнет Воскресенск, были разбросаны на значительной территории вдоль железной дороги. До сегодняшнего дня сохраняется эта особенность города, он растянулся на пять железнодорожных станций. Серьезной проблемой стали дороги. Об этом пишет еще газета «Новостройка» в 1931. В начале 30-х годов была сделана попытка расселения рабочих в деревнях, расположенных по железной дороге между станциями Воскресенск и Раменское, но для того, чтобы рабочие попадали на работу, необходимо было пустить рабочий поезд.

Железнодорожная станция «Воскресенск» долгое время была единственной станцией рабочих поселков. Выглядела она не лучшим образом: «Грязный, неуютный вокзал. Окна настолько пропылились, настолько грязные, что в зал даже в самые солнечные дни не могут пробиться лучи солнца. Под окошечком кассы наклеена масса грязных засаленных бумажек с надписями о том, чтобы не задавали лишних вопросов кассиру о цене билетов».  Протоколы заседаний райсовета от 1940 года свидетельствуют, что ситуация не изменилась. «Железнодорожная станция не удовлетворяет самым элементарным требованиям пассажиров. Здесь темнота, грязь, неуютно, буфет работает плохо, нет киоска, где бы можно купить газеты или журнал».  Обсуждается вопрос о постройке новой пассажирской станции, но до войны он так и не был решен.

Еще одной транспортной проблемой становится река, точнее мосты через реку Москву. Первым мостом, соединившим рабочие поселки и промышленный объекты, стал  мост в селе Новлянском. Мост был открыт в июле 1931 года, но уже в 1937 году он приходит в негодность. Его грузоподъемность доходит всего лишь до двух тонн, и груженая трехтонная машина не может его проходить. Приходится строить новый мост.
 

Мост у села Новляского.

Важным объектом второй пятилетки стало строительство железнодорожного моста у деревни Неверово. Мост должен был ускорить грузопоток магистрали Москва – Дон в северной части Московской области и связать Воскресенский район с Москвой и Рязанским шоссе.

Неверовский мост стали строить в 1933 году как однопутный, но по ходу строительства несколько раз переделывали проект. Строительство предполагалось закончить в 1935 году, но движение было открыто только в 1938. Мост такой технической сложности был первым в СССР. Средний пролет перекрыт железнодорожной аркой в 120 м, которая поднята над водой на 43 м. Крайние арки по 55 м. До этого на строительстве использовались только арки длиной в 55 м.

Город – это не только место для жилья. На архитектурных форумах того времени подчеркивалось, что каждому жителю города должно быть обеспечено максимальное приобщение к важнейшим ценностям: к ценностям природы и ценностям труда. Всякий город, будь он самый захудалый, должен иметь свою обсерваторию, планетарий, зоологический и ботанический сад. Затем нужны дома большого социального контакта, где будут происходить съезды, собрания. Должны быть запроектированы учреждения, организующие досуг. Должны быть тщательно разработаны вопросы, связанные с «орудиями» восстановления нашей трудоспособности. Сюда относится организация купален, катков, лыжного спорта. Не меньшее значение имеет вопрос о «среднем ремонте» – об организации больниц, амбулаторий. Особое внимание следует уделить учреждениям, задача которых, давать хорошую информацию, радио и газеты.

Приобщение к общечеловеческим ценностям начиналось в школе. Первые школы в рабочих поселках будущего Воскресенска существовали в бараках и обучались там не только дети, но и взрослые. Условия обучения на первых порах были жуткие.

«На Гиганте под школу отвели фанерный барак, площадь класса 49 кв.м, световая площадь – 12 кв.м на 42 человека. Потолок на подпорках, перегородки фанерные». 27 августа 1932. «За темпы».

«Школа ФЗС химкомбината. 925 учащихся занимаются в 3 помещениях (2 барака и помещение в поселке Воскресенский). Классы не оборудованы, нет лабораторий, мастерских. Учащиеся не получают завтраков. Школа занимается в две смены, но помещение не освещено, нет лампочек». 16 февраля 1934. «За темпы».

Вырезка из газеты "Новостройка" за 14.11.31.

Тем не менее, число школ увеличивается. В 1934-1935 уч.г. в Воскресенском районе было уже 36 школ: 1 средняя, 5 неполных средних, 30 начальных, в них обучалось 6624 учащихся. 

Первая стационарная каменная школа появилась в городе в 1933 году, это была фабрично-заводская десятилетка. Рассчитана она на 880 учащихся, кроме классов в помещении школы есть химическая и физическая лаборатории, библиотека. Первая Воскресенская школа, как впрочем, и остальные, была построена по типовому проекту. Для типовых проектов школ была характерна коридорная система организации помещений, предполагалось, что рядом со школой будет озелененная территория с местами для отдыха, занятий спортом и трудом. Архитектура первых школ строгая, утилитарная, не претендующая на художественную исключительность.

Школьники обеспечивались через организацию МОГИЗ  не только учебниками, но и тетрадями. На страницах газет постоянно встречаются статьи, посвященные обеспечению школ топливом, а школьников питанием, появляются отчеты об открытых уроках, печатаются даже результаты успеваемости в отдельных классах и школах. Успеваемость была не на высоте. За 1938-1939 учебный год на второй год осталось 1500 учащихся. По Колыберевской средней школе исключено 5 учащихся за систематическую неуспеваемость, плохо обстоит дело с обучением нацменов. В Колыберевском кусте ни один учащийся из нацменов еще не окончил среднюю неполную школу, обычно дойдет до 5-6 класса и отсеивается. Более 400 человек по району не ходили в школу. По успеваемости район находится на самом последнем месте в области.  В 1940 году неграмотных по району 1012 человек, учатся 537. Малограмотных 1862, обучаются 553.

Депутаты района много говорят о создании пионерского клуба в городе, но в 1940 году его еще не было. Правда, были пионерские лагеря. Первый пионерский лагерь был организован, судя по газетным статьям, в 1935 году.  Он находился в поселке строителей Мособхода (предположительно, недалеко от деревне Маришкино) в двух километрах от села Кривякино. В лагере отдыхало 300 детей. В 1936 году началось строительство стационарного пионерского лагеря для детей работников Химкомбината около совхоза имени К. Либкнехта. В лагере будут два двухэтажных дома, столовая, надворные постройки.  Скорее всего, лагерь уже действовал, но дети жили в более простых помещениях.

Советская власть всегда декларировала свою заботу о здоровье граждан. На территории будущего Воскресенского района в конце XIX века была одна земская лечебница на 24 койки. В 1932 году была построена районная рабочая поликлиника, открытие которой приурочили к 15 годовщине Октября. В 1936 году газета «Коммунист» с гордостью сообщает о 218 койках, 36 лечебных и хозяйственных строениях, огороде, при больнице, в котором созревают дыни. А зубоврачебный кабинет работает в Кривякинской больнице с 1929 года.

Все это не мешает районной прессе критиковать работу врачей, а депутатам районного Совета принимать строгие постановления, направленные на улучшение работы органов здравоохранения.

А вот на культуру у советской власти как всегда денег не хватало. Библиотека Цемгиганта ютилась в помещении площадью 15 кв.м. На этой площади хранилось 700 книг, и ежедневно библиотека принимала 25-30 читателей. Но новое помещение власти не выделяли и не собирались этого делать.  Но зато есть кино, «важнейшее из искусств». Кинотеатров еще нет, кино смотрят в рабочих клубах. Самым популярным из них является клуб Химзавода. Неясно, где он находился, но вмещал 700 человек. 6 октября 1934 года впервые в клубе работала звуковая киноустановка, и показывали кинофильм «Чапаев», об этом с гордостью сообщила газета «Фосфоритка». Звуковое кино не стало обычной вещью и спустя несколько лет. Так, в 1937 году газета «Коммунист» особо подчеркивала, что в клубе «Красный транспортник» 16 октября 1937 будут показывать звуковой фильм «Юность Максима».

19 января 1937 в радиоузле впервые в районе было продемонстрировано телевидение. Из Москвы радиокомментаторы привезли телевизор. Собралось 50 человек. Передавали отрывки из «Мертвых душ». Видимость была не очень хорошая. 
Наиболее любимой формой проведения досуга жителей нашего города  с самых первых дней его существования становится спорт. Местная пресса из номера в номер рассказывает о футбольных соревнованиях, лыжных и велосипедных гонках. Уже в 1935 работало множество физкультурных секций: лыжи, коньки, волейбол, баскетбол, хоккей на льду, гимнастика. В 1934 году упоминается существование лыжной станции и катка. Станция находилась в бараке №4 поселка Кривякино и открывалась в 11 часов дня, а каток в 6 вечера.  В распоряжении станции было 90 пар лыж и 50 пар коньков. Открытие лыжной станции было настоящим торжеством. Газета «Фосфоритка» сообщает программу праздника: 1. Парад участников по поселку. 2. Массовая учеба начинающих в парке. 3. В 12 часов старт эстафеты, посвященной районному съезду.  Газета «Коммунист» ежегодно устраивает лыжные соревнования. Первые соревнования на приз районной газеты, вероятно, прошли в 1937 году.

Уже в 1930 идет разговор о строительстве стадиона. Была даже дана ссуда, но большую часть денег потратили на покупку спортинвентаря. Лишь в 1934 началось реальное строительство. Газета «Фосфоритка» сообщает, что постройка ведется сверхурочниками, то есть после 4-5 часов вечера.

Действует в городе и летная школа, филиал коломенского аэроклуба.

Наиболее любимым местом отдыха воскресенцев был парк, доставшийся в наследство социалистическому городу от «старорежимного прошлого». Парк был частью усадебного комплекса. В 30-е годы здесь была танцплощадка, где устраивали танцы под оркестр, читальня, биллиардная, площадка для игр, парашютная вышка, летний театр. В летний театр приезжали московские артисты, об их гастролях регулярно сообщали газеты.

Но парк и стадион были неофициальными центрами города. Официальные мероприятия, митинги, демонстрации, проводились на площадях, которых в городе было несколько. Так демонстрация и митинг 1 мая 1931 года проводятся на Базарной площади. Вероятней всего, имеется в виду площадь на железнодорожной станции Воскресенск. Но уже в 1937 году колонны рабочих, колхозников и служащих идут на площадь Химкомбината, а затем к зданию райкома ВКП(б).
Базарная площадь играла большую роль в городе. Несмотря на то, что в рабочих поселках насчитывается в 1934 году 14 магазинов, большую часть товаров население предпочитает покупать на рынке, так экономней. Свой молокозавод появляется только в 1938 году в селе Новлянском, а хлебозавод начал строится только осенью 1939 года. Зато на рынке всегда можно купить подходящий товар. Вот как описывает праздничную ноябрьскую 1937 года ярмарку корреспондент газеты «Коммунист».

«К полудню туман рассеялся, осеннее солнце осветило базарную площадь, запруженную народом, подводами. Голосистые двухрядные гармошки захлебывались русской плясовой. На площади стоял сплошной говор.
Богатый урожай нынешнего года. Борьба за сталинские 7-8 млрд пудов зерна в год дала свои обильные плоды. Оттого полны продуктами колхозные подводы, длинные базарные прилавки. Здесь и жирные большие свиные, коровьи и телячьи туши, птица, яблоки всех сортов, картофель, помидоры, капуста, лук, мука. Колхозники вынесли масло, яйца, сметану, сушеные фрукты, мед.

Не у каждой подводы, у каждого продавца покупатели. Вот они обступили подводу Косяковского колхоза, он привез доброкачественное и дешевое молоко. У палатки колхоза Можерез тоже народ. Здесь продают сливочное масло, творог, сметану.

Добротную глиняную посуду вывез кирпичный завод. Спрос на нее большой. Уже к 12 часам дня вся была распродана, и возчик отправился за новой партией.

Непролазная стена у прилавков Хорловского, Колыберевского, Лопатинского сельпо и Облмосторга. Здесь чугунные кастрюли, валенки, брюки, мануфактура». 

В годы первых пятилеток быстро растет численность населения Московской области. Реконструировались старые производства и создавались новые. Естественно, все эти новостройки социалистической промышленности привлекали к себе тысячи рабочих со всех концов страны. К 1939 году на территории Московской области насчитывается 38 городов и 60 поселков городского типа. В этой ситуации Воскресенск является типичным городом «первых пятилеток». Несмотря на разнообразные творческие дискуссии, посвященные концепции города будущего, проблеме социалистического расселения, поискам новых типов жилищ, характер градостроительной деятельности определяло не это. Государство явно демонстрировало приоритет интересов производства перед интересами людей. Стремление государства экономить на проблемах общества, нежелание изучать и учитывать интересы людей приводит к жилищному кризису, неудовлетворительному качеству застройки города. В результате, несмотря на научные дискуссии, на практике город создается как поселение при производстве, не обладающее самостоятельной социокультурной значимостью. Город складывается как скопление поселков при промышленных предприятиях, возникавших в результате непредсказуемых в долгосрочной перспективе государственных решений. В данной ситуации никакие целостные концепции формирования и развития города на практике никому не были нужны. И Воскресенск конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века является ярким подтверждением этой порочной политики.

Автор: Пивоварова О. Г.

Доставка воды
Авторизация

Из-за аварии в дата-центре часть учетных записей пользователей была утеряна.
Если вам не удается авторизоваться, то можно зарегистрироваться заново.
Приносим извинения за возможные неудобства.

Пароль (Восстановить)
Вы также можете авторизоваться,
используя следующие сервисы